Истории

Весна Владислава Карлова

На этой неделе немало студентов-политологов Смольного кампуса – кто с сожалением и выражением моральной поддержки, а кто со злорадством и даже чувством неприязни – следило за событиями, разворачивающимися вокруг студента 4 курса Владислава Карлова. В понедельник он был задержан вместе с тремя другими активистами Ленинского Комсомола (ЛКСМ) за нарушение установленного порядка проведения митинга, демонстрации, шествия или пикетирования (нужное подчеркнуть). Это статья 20.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В среду и в четверг в Октябрьском районном суде Санкт-Петербурга прошли слушания с участием Влада, во второй день на них сумела поприсутствовать группа учащихся Политфака СПбГУ. О событиях вокруг прошедшего заседания, о личном отношении  самого Карлова ко всему происходящему – репортаж В. Ленса.

Утро 11 апреля. Начало нового дня довольно холодное и неприятное. С неба падают, кружатся в воздухе, летят прямо в лицо мушки белых снежинок. Температура на улице около нуля, ветер – не слишком сильный, но без перчаток на нем быстро немеют пальцы рук. Трудно представить, что совсем не так давно ощущалось, будто весна начинает вступать в свои права, и в иные дни уже можно было снимать куртку с плеч и гулять в таком виде по петербургским улицам, еще немного отодвигая на потом час работы над курсовиками и вкр.

Фото // Владимир Ленц и Ко

Понедельник на этой неделе, однако, не был самым жарким днем за последнее время, равно как нельзя его назвать и слишком холодным. Можно сказать, средняя, по здешним меркам, апрельская погодка. И так уж вышло, что именно в этот самый понедельник, 8 апреля, весна напомнила о себе четверым активистам ЛКСМ, среди которых был и без пяти минут выпускник бакалавриата СПбГУ Влад Карлов. Кто-то из читателей уже наверняка знаком с историей их «весеннего обострения», благо о ней успели написать в «Лентаче», в интернет-газете «Бумага», на сайте радио «Эхо Москвы» и в ряде других СМИ. Но позволю себе и здесь напомнить, чем же вдруг так прославились ребята.

Активисты ЛКСМ – трое парней и девушка – явились в общественную приемную партии «Единая Россия», чтобы передать ее представителям «подарки» за активную политическую деятельность – 3 коробки, наполненные доверху мусором. Таким образом молодые коммунисты хотели выразить протест против мусорной реформы – инициативы, согласно которой отходы из центральных регионов России будут вывозиться на специальные полигоны на Север, а за утилизацию отходов с граждан отныне должна взиматься дополнительная плата. Кроме того, как следует из прикрепленного к «подаркам» обращения, визит был приурочен и к некоторым другим инициативам, поддержанным ранее единороссами – это касается увеличения НДС и повышения пенсионного возраста. Интересно, что представители «Единой России» позволили ребятам оформить посещение отделения как прием у помощника депутата, чем воспользовались двое из четверых активистов, но сразу же после беседы вся бригада комсомольцев была задержана сотрудниками полиции. Впоследствии самый молодой из участников акции, которому 18 лет должно исполниться лишь через несколько дней, был отпущен в течение ближайших часов после задержания. Дела девушки-активистки и еще одного молодого человека слушались во вторник в Октябрьском районном суде, они получили 7 суток и 40 часов исправительных работ соответственно. На долю Влада Карлова выпало сразу 2 заседания, первое из которых состоялось лишь в среду и закончилось приговором в 9 суток административного ареста.

И вот, сегодня утром, 11 апреля,  в воздухе летают снежинки, небо над головой серое, словно в траурном одеянии, а я, глядя на все это, иду бодрым шагом в направлении суда на второе слушание с участием Влада. На этот раз его должны судить по обвинению в вовлечении в несанкционированную акцию несовершеннолетнего лица – это один из пунктов все той же статьи 20.2 КоАП. Позади меня остается Исаакиевский собор, я перемещаюсь под арку на Почтамтской улице. За ней – обшарпанные и угрюмые здания с облупившейся штукатуркой, людей вокруг почти нет. Но с серого неба на такого же цвета асфальт здесь точно также спускается мелкий снег, который, впрочем, быстро тает под ногами. И непонятно даже: апрель на дворе, либо какая-то декабрьская оттепель. Вот оно какое: угрюмое безвременье.

Вхожу в здание суда, миную рамки и досмотр местным сотрудником службы судебных приставов, который с весьма своеобразными шутками-минутками встречает ранних посетителей. Далее мне следует двигаться на второй этаж, где находится зал № 22. Сюда же направляется высокий мужчина средних лет с кожаным портфелем, забитым папками настолько, что его невозможно закрыть. Очевидно, это адвокат. Я присаживаюсь на скамье у двери в нужный зал, ожидая «виновника торжества». И действительно, уже очень скоро Карлов, в сопровождении сотрудника полиции, идет по коридору в моем направлении. На нем черная футболка с принтом в виде герба СССР, поверх нее – брутальная кожаная куртка, а на лице – щетина, которая, впрочем, не сильно гуще, чем в обычные дни, когда Влад приезжает на пары в университет. При этом по самому выражению лица молодого человека нельзя сказать, что он падает духом: напротив, если у кого в этом здании и сохранилось позитивное, по-настоящему весеннее настроение, так это у товарища Карлова. Само собой, здороваюсь с ним и пользуюсь возможностью задать несколько вопросов.

Владислав Карлов после задержания

– Как ты себя чувствуешь? Все-таки уже несколько дней живешь в непривычных условиях…

– Замечательно! Я их (противников – примечание В. Л.) уничтожу! – бодро заявляет Влад.

– Боевой у тебя настрой! Я так понял, вчера твоя группа поддержки, именно от политфака, была не очень велика…

– Да… просто так получилось, что я – член УИК с правом решающего голоса, а потому санкцию на суд надо мной должна была дать прокуратура. Поэтому с заседанием с моим участием получилась такая задержка.

– Понятно. Но сегодня ребята обязательно придут, наша команда направляется сюда от метро Адмиралтейская, так что без поддержки ты не останешься.

– Отлично!

– Ну и, наверное, стоит задать тебе несколько вопросов по вашей акции. В интернете достаточно написано о ее содержании, но нам бы хотелось узнать: каковы были бы ваши действия, не случись задержания? Был ли у вас какой-то план вообще?

– По поводу задержания?

– Нет, не по поводу задержания, а по поводу ваших действий после преподнесения «подарков». Или задержание изначально входило в ваши планы?

– Нет, у нас, конечно, был план на случай задержания, но поскольку мы ничего противоправного не совершали, мы рассчитывали, что нас скоро отпустят и все кончится. И, собственно, когда нас задержали, даже сами полицейские говорили, что нас вскоре выпустят. А потом уже мы узнали (вздыхает), что нам вменяют в вину нарушение некоторых статей закона.

– Угу. То есть, очевидно, ты не согласен с обвинениями в ваш адрес?

– Нет, считаю, что я не виновен. Как невиновны и мои товарищи.

– В интернете в комментариях к новостям об акции можно встретить как слова поддержки ваших действий, так и мнение, что, вообще-то, задержание при таких обстоятельствах закономерно. В связи с этим у меня к тебе вопрос: как ты считаешь, если бы, теоретически, условные активисты МГЕР пришли бы по какому-то поводу с подобными «подарками» в приемную КПРФ, то с ними бы поступили так же, как с вами?

– Нет, их бы там просто отметелили и выбросили из приемной (улыбается).

– Не могу не задать вопрос по поводу слухов, распространяемых в интернете. Якобы  ваше дело контролируется самим [председателем Законодательного собрания Санкт-Петербурга и членом «Единой России» Вячеславом] Макаровым. Насколько это все реально? Его влияние на процесс – это лишь домыслы, или защита имеет основания на этом акцентировать внимание?

– Эм… защита не может на этом акцентировать внимание в суде, потому что прямых доказательств у нас нет, но… так оно и есть, это все – политический заказ, – с уверенностью завершает реплику Карлов.

– Но фактически, выходит, что доказательств все же нет и эта информация ближе к разряду слухов?

– Получается, да.

– Ну хорошо. Тогда вопрос напоследок. Грядет сессия, а у тебя это, ко всему прочему, еще и последний год в бакалавриате. А в контексте как раз предыдущего вопроса много говорилось о возможных санкциях в вузах для активистов, вплоть до возможного отчисления. Насколько для тебя вообще опасен такой сценарий в действительности?

– Ну… сложно сказать, но вчера мне объяснили, что над этим вопросом работает сам заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников, связанный с образовательной сферой. И мне говорили, что никакого отчисления для нас не должно быть. No pasarán!

Вскоре в коридоре становится несколько шумнее: появляется обещанная группа поддержки, в которую входят студенты 1, 3 и 4 курсов. В этой небольшой толпе стоит еще и товарищ Влада по ЛКСМ. Карлов всем действительно рад, со всеми здоровается и шутит, успевая, в то же время, общаться со своим адвокатом. Среди присутствующих в этот момент в здании суда, впрочем, есть и те, кто испытывает нескрываемую обеспокоенность в связи с происходящим.

Адвокат пытается успокоить всех, уверяет, что правда на стороне молодого человека, и в защите его интересов он готов идти до самого конца, вплоть до ЕСПЧ — в случае, если возникнет необходимость в этом.

– Сначала бы до городского суда дойти… – следует ответ на его слова.

Дело Карлова сегодня рассматривается той же судьей, что должна была вести вчерашнее заседание, однако тогда по какой-то причине произошла замена. На этот раз все было в порядке, если не считать того обстоятельства, что в зал заседания мы входим примерно с часовым опозданием по сравнению с назначенным временем. И это при том, что заседание с участием Влада запланировано первым по времени.

Суть обвинения заключается в том, что Карлов, будучи автором идеи акции с коробками, привлек к ее организации несовершеннолетнего С., 18 лет которому должно исполниться лишь 16 апреля. Молодой человек снимал на камеру смартфона Влада весь процесс общения с сотрудниками приемной «Единой России», но не предпринимал каких-либо иных действий во время акции. Судья настаивает, что Влад мог заранее узнать реальный возраст человека, который, пусть и по своей воле, но все-таки по призыву старшего товарища решил принять участие в несанкционированном мероприятии. Карлов же заявляет, что не был знаком близко с С., общался с ним лишь эпизодически на акциях ЛКСМ, и вообще, юноша выглядит старше своих лет, так что мысль задать вопрос о возрасте даже не приходила Владу в голову. Адвокат также пытается обратить внимание на то, что второе заседание проводится по тому же протоколу об административном правонарушении, что и первое. Обвинения в нарушении установленного порядка проведения митинга и в привлечении к несанкционированному мероприятию несовершеннолетнего – это содержание двух пунктов одной и той же статьи, в протоколе они были указаны в двух отдельных абзацах, но, поскольку Карлова уже судили по этому обвинению вчера, то получается, что наказание ему уже было вынесено ранее.

Надо сказать, что, несмотря на утренний час, судья всем своим видом демонстрирует если не усталость, то скуку от происходящего, чего нельзя сказать о Карлове. Влад, в разумных рамках, старается быть позитивным и демонстрировать жизнелюбивый настрой. Эпизод с изучением вещдоков наверняка запомнится присутствующим в зале. Так уж вышло, что на прошлом заседании судья не стала настаивать на вскрытии одной из мусорных коробок, в то время как сегодня это событие все же должно произойти, не смотря на то, что Карлов миролюбиво предлагает воздержаться от столь радикального шага. Как бы то ни было, избежать неминуемого не удается – злосчастный «подарок» подвергается вскрытию, и едва ли его содержимое может поднять настроение судье.

Очень обидно, что в конце всей этой истории не удается еще раз пообщаться с Владом без помощи интернета, тет-а-тет. Судья, объявив перерыв для принятия решения по делу, сказала, что займет это дело не меньше часа.  Мы же, студенты-политологи, прогулявшись по ближайшей округе минут 40, возвращаемся в суд, где у пропускного пункта нас встречает тот самый улыбающийся пристав со специфичным чувством юмора, который изрекает:

– Закончилось заседание. 50 часов общественных работ дали. Можете идти на свою учебу, ребята.

На улице по-прежнему холодно, с серого неба на землю спускаются все те же маленькие белые снежинки, руки совершенно не хочется держать обнаженными на ветру. Вот только безнадежной печали и уныния уже нет. По крайней мере, они не ощущаются настолько сильно. Впереди у Влада еще будет шанс обжаловать принятые в его отношении решения, и по-весеннему живого, боевого настроя, я искренне верю, ему хватит надолго. И от этой мысли на душе становится немного теплее.

***

На следующий день, уже после того, как репортаж был готов, стало известно, что решение об административном аресте активистов ЛКСМ, включая Влада, было обжаловано в городском суде Санкт-Петербурга. Ребята выпущены из спецприемника в связи с отсутствием в их действиях состава правонарушения. Дело еще не закрыто, а лишь отправлено на пересмотр. Но уже то, что мы видим сегодня — это маленькая победа для Влада.

В. Ленс

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: